Бесплатная консультация юриста Круглосуточный прием заявок

Бесплатная консультация

Медиация в арбитражном суде

Понятно, что примирение, как более желательный для арбитражного суда метод разрешения спора, допускается на хоть какой стадии процесса, также и после него – на шаге исполнительного производства. Я специально пишу, что эта примирительная  процедура желательна именно для судьи, а не для сторон в связи со следующим.

Мы нередко видим в кинофильмах о европейских либо американских юристах прекрасные примирительные сцены. Юрисконсульты/юристы приходят к мировому соглашению конкретно в зале суда либо вне суда в процессе переговоров. И это, вправду, конструктивный и цивилизованный способ прекращения спора.

Но, для использования таких инструментов надо быть готовым.

Государственная дума РФ 27.07.2010 г. приняла Федеральный закон № 193-ФЗ “Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)”.

Невзирая на провозглашенные звучные достоинства медиативных процедур, которая существует у бизнесменов практику направлять претензию и сходу подавать в арбитражный суд заявление это не поменяло. В 1-ые годы после внедрения законопроекта ряд профессионалов начали продвигать новеллы – становились медиаторами, рекламировали примирительные процедуры. Однако, спустя 10 лет мы можем констатировать факт отсутствия на горизонте устоявшейся привычки обращаться к помощи посредника для урегулирования спора.

proczedura-mediaczii-1.png

Медиация как она должна быть

В мировой практике, которую наша страна должна перенимать, плюсами медиации являются:

  • реальное исполнение достигнутых сторонами соглашений. В отличии от принудительных актов государственных органов, статистика исполнения медиативных договоренностей очень высока
  • относительная дешевизна процедуры – стороны платят посредникам в разы меньше, в частности, из-за следующего пункта
  • быстрота урегулирования спора. Судьи охотно утверждают мировые соглашения, т.к. это не только положительная для них статистика в целом, но и возможность не рассматривать спор по существу
  • отсутствие рисков сторон по разрешению спорных дел, исход которых спрогнозировать сложно.
  • В вправду состязательном споре, когда у сторон есть ряд суровых доводов и контраргументов, когда в деле “черт ногу сломит” и нужно детально разбираться, может показаться стимул для разрешения вопроса с наименьшими расходами и поболее уверенными гарантиями относительно его исхода. Принципиальные подходы уместны не всегда, и совсем теряют смысл в запутанных делах с неясной судебной перспективой. А, западные юристы и адвокаты как правило ведут дела своих клиентов так, что у последних в хозяйственной деятельности не возникает явных рисков и прорех в документальном оформлении.

Кроме того, на западе не принято регистрировать компании миллионами и менять их как перчатки во избежание как налоговых рисков так и погашения кредиторской задолженности.

Российская реальность как она есть

Не зависимо от организационно-законодательной формы принадлежности (ООО, АО, ПАО), компания сама по для себя ценности не имеет как скорлупа для вылупившегося из нее птенца. Огромное число предпринимателей из России меняют свои компании чрезвычайно нередко – раз в два- три года. Где-то причиной служат потенциальные претензии ИФНС, которые не возникают ранее, чем через 3 года с даты создания компании. А, при наличии добротных оборотов, спустя 3 года вполне себе встает в план на проверку.

Гораздо циничнее выглядит аккумулирование кредиторской задолженности на фирме, и ликвидация данной фирмы с целью не платить по долгам.

А также, есть достаточно много бизнесменов, которые позволяют для себя занимать принципно дерзкие позиции по отношению к кредиторам исходя только из того обстоятельства, что последние пожелали предпринять усилия к разрешению задолженности.

В рассматриваемых ситуациях говорить о намерении цивилизованно разрешить спор очевидно не приходится. Даже одно упоминание о возможностях медиации зарекомендует арбитражного юриста как ничего не понимающего в ситуации специалиста. Причем, не важно, от какой стороны юрист действует.

На техническом уровне, процедура медиации, как и просто – мирного разрешения спора, запускается просто. Хоть какой судья с большим желанием объявит в деле перерыв либо его отложит, если стороны сообщат о желании закончить спор миром. Потому, вопрос зависит лишь от  сторон арбитражного дела, а сроки рассмотрения дела последним Постановлением Пленума ВС РФ продлены до 6 месяцев, что позволяет откладывать суду заседание достаточно много раз.

И, вопреки утверждениям коллег о том, что одним из основных плюсов медиации является сохранение партнерских отношений, я убежден в том, что к медиации скорее приведет нежелание нести риски от принятия непрогнозируемого решения в отношении стороны, чья позиция в деле может быть недостаточно защищена.

Учитывая то, что одним из основных и самых трудных шагов медиации является склонить стороны к этой процедуре, все её трудности кроются не в существе переговоров, а в принципиальности возможных участвующих.

Также, вызывают вопросы высказывания медиаторов о таком плюсе данного подхода, как конфиденциальность. Т.е. якобы результат достигнутой договоренности будет засекречен. Однако, когда мы говорим о медиативном урегулировании арбитражного дела, то в любом случае должны подразумевать мировое соглашение, которое полностью цитируется в открытом для всеобщего доступа определении арбитражного суда в картотеке арбитражных дел. И этот якобы плюс, становится минусом медиации, т.к. любые третьи лица могут видеть, на какие уступки пошли истец и ответчик, и догадываться – почему.

Несколько осложняется оформление медиативного документа в виде мирового соглашения и по той причине, что Арбитражный процессуальный кодекс РФ предъявляет ряд обязательных требований к мировому соглашению. Зачастую, неукоснительное соблюдение этих параметров делают невозможным разрешение спора посредством медиации. К таким требованиям в том числе относятся вопросы обязательного распределения сторонами судебных расходов, а вступает в силу мировое соглашение с момента, когда суд посчитает его возможным утвердить. Да, суд проверяет законность каждого согласованного сторонами условия.

Исходы дела с отказом от иска или признанием иска тоже случаются, а по тексту утверждающих их судебных актов причины таких решений сторон как правило не указываются, но лично мне сложно назвать их результатами взаимовыгодного разрешения спора. И складывается устойчивое ощущение, что это не независимый медиатор прекратил спор, а опытный (или очень убедительный) юрист объяснил стороне, что она не должна защищать свое право ввиду слабости правовой позиции.

Ну и в завершение статьи упомяну еще один важный аспект – собственно сам медиатор. Задумка такова, что самостоятельно это лицо, в отличие от судьи, решений не принимает. Он призван убедить спорящих перейти на уровень обсуждения вариантов прекращения спора. По закону № 193-ФЗ 27.07.2010 г. есть 2 типа медиаторов:

  • профессиональный – возраст от 25 лет, высшее (по сути любое) образование, посетивший курсы по медиации
  • непрофессиональный – возраст от 18 лет, не судимый и дееспособный. Занавес. 

Специалистов первого плана не очень понятно, где искать и как понять, что можно доверять. Вторых и искать не очень хочется.

Из всего написанного вытекает слишком минусов у процедуры медиации, которые препятствуют в развитии этого нужного и конструктивного механизма разрешения споров.